Плоский мир Терри Пратчетта Tatsel.ru
ОБЫЧНО Я ВСТРЕЧАЮСЬ С ЛЮДЬМИ ДО ИХ ПОХОРОН. НУ А ТЕ, КОГО Я ВСТРЕЧАЮ ПОСЛЕ ПОХОРОН, ОБЫЧНО БЫВАЮТ ПЕРЕВОЗБУЖДЕННЫМИ И НЕ СКЛОННЫМИ К ДИСКУССИИ.


Терри Пратчетт
Плоский мир

Цвет волшебстваБезумная звездаТворцы заклинанийПирамидыДамы и ГосподаК оружию! К оружию!МаскарадПоследний континентПятый слонШляпа, полная неба



Ведьма? Мистика? Магия?
Это не то, о чём вы подумали.
Сыщики? Убийства? Детектив?
Уже теплее, но не торопитесь.
Любовь? Поцелуи? Романтика?
О, нет, вы опять ошиблись.
Всё совсем не так. Или?

Разбирайтесь сами:
Ведьма в лесу
Татьяна Латукова
«Ведьма в лесу»
Читать/скачать





Терри Пратчетт. Пятый элефант. ("Плоский мир") Цитаты и афоризмы.

- Ты ведь знаешь, как называют мужчин, которые носят просторные платья и парики?
- Конечно, госпожа. Законниками, госпожа.
- Ну да, да. А еще как?
- Э... актерами?
(Ангва и Шнобби)

Я совершенно не разбираюсь в дипломатии, но точно знаю: это многоцелевая штуковина.
(Ваймс)

Ты поступаешь так потому, что так поступали всегда, и объясняешь свои поступки совершенно логично: "Мы же всегда так поступали".
Миллионы вымерших людей не могут ошибаться.

Хороший дипломат должен и обязан притворяться тупым - до того самого момента, когда придет время слямзить ваши носки.
Леди Марголотте доводилось встречаться с некоторыми представителями анк-морпоркского высшего общества. Настолько хороших дипломатов среди них не было.

Сибилла была впечатлена. Уши ее мужа, работавшие совершенно автономно, заставляли губы двигаться и вносить небольшой, но уместный вклад в разговор.
- А что, если нам, - сказала она, - взять с собой аллигатора?
- О да, это было бы замечательно.

Где стражник, там и преступление. Если он отправится в Здец - там обязательно случится преступление. Мир всегда подкидывает стражнику подобные сюрпризы.
(Размышления Ваймса)

Анк-морпоркские подвалы и гномьи трактиры с презрением заговорили о Шелли Задранец как о первом гноме, надевшем юбку. Юбка была сшита из выдубленной кожи и объективно была столь же эротичной, как, допустим, обломок доски, но ведь, как логично указывали гномы постарше, где-то там, под этой юбкой, находились его колени.

А еще гномы постарше обнарудили. что некоторые из их сыновей и не сыновья вовсе, а самые что ни на есть... "дочери".

Убервальд был практически не исследован. По крайней мере - настоящими исследователями. Местные жители - не в счет.

На протяжении нескольких столетий всем было практически наплевать на Убервальд. Сплошные деревья, ни до кого не докричишься - какая тут торговля?

Многие гномы родились в Анк-Mорпорке. Их дети болтаются по улицам в надетых задом наперед шлемах и разговаривают на гномьем только дома. Они не узнают кирку, даже если треснуть ею им по голове. И чтобы этих новогномов учил жить заскорузлый старикашка, восседающий на черствой будке под какой-то далекой горой?

Мудрый человек должен уважать чужие обычаи. С данной концепцией Ваймс был не совсем согласен. К примеру, в мире существовали племена, в обычаи которых входило потрошить людей, как моллюстков. Подобные привычки не выхывали у Ваймса ну абсолютно никакого уважения.

В Анк-Морпорке полно дипломатов. Иначе зачем еще нужны представители высшего света? Им все дается легче легкого, потому что половина зарубежных шишек - это их старые приятели, с которыми они еще в школе играли в "А-Ну-Втяни-Ка-Ему-Мокрым-Полотенцем". Они даже со всякими Ахмедами и Фонгами на "ты".
(Размышления Ваймса)

- На прошлой неделе ты пробил одним человеком стену.
- Но сделал это крайне тактично, сэр. Просто стена оказалась ненадежная.
(Ваймс и Детрит)

- Я не ответила ни на одно ее письмо. Довольно унылая и глупая женщина.
- И она по-прежнему пишет тебе каждый год?
- Да. По четыре страницы. Это говорит о человеке все, что необходимо знать.
(Серафина и Вольф о Сибилле)

- О, сэр! Я предпочитаю ехать с вашей свитой.
- Тогда вот что могу тебе предложить. Ты можешь ехать в нашей карете, но сидение у тебя будет очень жестким. И мы время от времени будем относиться к тебе снисходительно.
(Иниго и Ваймс)

- Вся эта регулировка уличного движения не добавляет нам популярности.
- Абсолютно согласен, сэр. Но мы и так не больно-то популярны.
(Ваймс и Моркоу)

Очень тяжело быть вервольфом в большом городе.
(Моркоу об Ангве)

- Буквально через несколько месяцев мы сможем передавать сообщения из Анк-Морпорка в саму Орлею меньше, чем за день!
- Ага, настоящее чудо. Надеюсь, к тому времени мы сможем сказать друг другу хоть что-то разумное.
(Моркоу и Ваймс о клик-башнях)

Леонард Щеботанский однажды изобрел устройство, которое метало свинцовые дробины с потрясающей силой и скоростью. Он искренне считал, что это изобретение пригодится в борьбе с опасными животными. А еще он изобрел машину, способную разрушать горы. Очень полезный для горного дела механизм. Он мог между делом набросать чертеж инструмента для массового уничтожения людей. С подробным списком пронумерованных деталей. А в ответ на ваш упрек Леонард лишь изумился бы:"Но такое устройство сделает войну невозможной, понимаете? Никто не посмеет использовать его!"

Какой смысл шифровать донесения, если умный противник не сможет разгадать твой шрифт? В итоге ты сам не будешь знать, что твой противник думает о том, что ты думаешь, что он думает.
(Витинари)

- Тебе не приходила в голову мысль, что когда-нибудь войны будут вестись не посредством оружия, а посредством человеческих мозгов?
- Неужели? Ну и грязища тогда начнется.
(Витинари и Леонард)

Если припомнить отдельных правителей Анк-морпорка, идея о вервольфе на троне казалась не такой кошмарной.
Куда больше проблем создают всякие сволочи, которые постоянно выглядят людьми.

- Кто-нибудь видел, как произошло убийство?
- Ну, енто, наверное, сам убивец и видел.
(Реджи Башмак и тролль из мастерской Сонки)

Улики способны превращаться в привычку. К примеру, находишь ты на месте преступления деревянную ногу, шелковую балетную тапочку и перышко, и в голове мгновенно выстраивается элегантная теория об одноногом артисте балета и постановке "Куриного озера".

- В чрезвычайной ситуации он не растеряется.
- Во-первых, в чрезвычайную ситуацию он даже не попадет. Убежит или спрячется. Во-вторых, этот человек сам по себе чрезвычайная ситцация - в наиболее ярком ее проявлении.
(Моркоу и Витинари о сержанте Колоне)

- Знаешь, я ведь тоже мог стать волком. Если б у меня были другие предки.
(Пес Гаспод)

- Можешь пойти к патрицию и лично сообщить, что не собираешься подчиняться его приказам...
- Большое тебе спасибо. Теперь мне придется переодевать штаны.
(Шнобби и Колон о назначении последнего капитаном)

- Добрый день, сержант...
- Капитан. Ты что, не видишь звездочку на погонах?
- Прости, сержант, я думал, птичка накакала. (Башмак и Колон)

Брачный союз заключается между двумя людьми, которые всегда готовы поклясться, что храпит исключительно другой член союза.

- Он оштрафовал меня на полдоллара за вымогательство! И это Фред Колон! Который ходит на патрулирование с хозяйственной сумкой!
(Коленовал)

- Ты прирожденный плохой стражник, Шнобби. И ты хочешь плюнуть на свой талант, чтобы стать плохой официанткой?
(Рукисила)

Меч и конь всегда вызывают уважение, тогда как сам всадник зачастую является лишь необходимым придатком.

Ваймс ненавидел и презирал привилегии высокого положения, но очевидный факт он не мог не признать: высокое положение позволяло презирать и ненавидеть их в комфорте.

Люди недолюбливают вервольфов. Вот и волки недолюбливают вервольфов. Людям не нравятся волки, которые способны думать как люди, но также людям не нравятся люди, которые способны поступать как волки. Делаем вывод: люди везде одинаковы. Даже когда они волки.
(Рассуждения Гаспода)

- Возможна некоторая активизация бандформирований.
- И что это означает? Они типа просыпаются, переворачиваются на другой бок и снова засыпают?
(Иниго и Ваймс)

- Я займу место рядом с кучером.
- Чтобы, если на нас будет совершено нападение, кратко изложить разбойникам политическую ситуацию в стране?
(Иниго и Ваймс)

А как приятно было бы хотя бы иногда ошибаться в людях.
(Ваймс после обыска сундучка Иниго)

Только идиот способен попытаться остановить тролля с двухтысячефунтовым арбалетом. Ад не разверзся. Просто появился Детрит. Хотя с расстояния нескольких футов трудно было заметить разницу.

Из окна выпрыгнул Иниго, упал на землю, перекатился, вскочил на ноги перед одним из разбойников и нанес тому стремительный удар ребром ладони по шее.
Ваймсу уже приходилось видеть этот трюк. Как правило, это лишь злило людей и только иногда лишало противника чувств. Но чтобы ударом руки снести с плеч голову?

Люди отправились в путь еще засветло, а это означало, что слухи о нем уже разлетелись по всей округе. "Он ввалился весь в крови, в грязи. с арбалетом в руке, а потом, представляете, в лесу нашли целых семь трупов!" Когда эта новость преодолеет еще миль десять, во второй руке у него появится топор, а трупов станет тридцать, не считая собаки. Неплохое начало дипломатической карьеры, не так ли?
(Ваймс о самом себе)

С одной стороны волки, с другой - люди. И я между ними. Собачья жизнь.
(Гаспод)

- Эти требования слишком чрезмерные.
- Посмотри внимательнее на этих стражников. В руках у них оружие, изготовленное компанией "Коренной-и-Рукисила". Сделано в Анк-Морпорке. Торговля, господин Сепаратор. Она ведь часть дипломатии?
(Иниго и Ваймс)

Сексуаальная жизнь у собак значительно проще, чем у людей. Для собак секс - это радость, и быть может, его, Гаспода, эта радость тоже когда-нибудь постигнет.

- Здесь титулам придается огромное значение.
- Однажды, еще в школе, я целых полгода отвечал за классную доску. Был главным доскомоем, так сказать. Может, тебе это тоже пригодится?
- Весьма полезная информация, ваша светлость. Возможно, она понадобится нам во время бесед в укурительной комнате.
(Иниго и Ваймс)

- Местный гурман никогда бы не назвал анк-морпоркские сосиски сосисками.
- Правда? И как бы он их назвал?
- Бумагой. Возможно, отходом пищеварительного тракта. В Убервальде сосиски должны состоять исключительно из мяса, в противном случае мясник может быть повешен. Причем мясо обязано принадлежать носящему кличку одомашненному животному, и кличка эта должна быть качественно иной, нежели Пушок или Рыжик.
(Иниго и Ваймс)

- Почему пивная кружка с крышкой?
- Не могу утверждать с полной уверенностью, но из некоторых наблюдений можно сделать вывод, что пивная кружка с крышкой нужна для того, чтобы пиво не расплескивалось, когда с помощью кружки дирижируют хором.
(Ваймс и Иниго)

- Если дипломат заходит слишком далеко, его просто отсылают домой. С весьма резкой по тону нотой.
- На побережье Круглого морф, ваша светлость, все так и происходит. Но у местных жителей несколько иной подход.
- Они режут не только нотами?
- Вот именно.
(Ваймс и Иниго)

- Проблемы?
- У нас нет никаких проблем.
"Ага, он солгал, - подумал Ваймс. - Начинается дипломатия".

- У тебя есть знаменитый предок - цареубийца?
- Да. Камнелиц Ваймс. Но я всегда считал такое отношение к нему немного несправедливым. Он убил всего одного короля. Не то, чтобы он на этом специализирровался.
(Король Рыс и Ваймс)

- Насколько мне известно, вы были алкоголиком, да?
- Нет. Я был пьяницей. Чтобы стать алкоголиком у меня было слишком мало денег.
(Леди Марголотта и Ваймс)

Вот что значит дипломатия. То же самое, что вранье, только по отношению к людям выше классом.
(Размышления Ваймса)

- Мы ожидали увидеть кого-нибудь из более... опытных... дипломатов.
- О. я ничуть не хуже других разношу бутербродики с огурцами.
(Серафина и Ваймс)

- Ланкр? Да это королевство переплюнуть можно! И у них тоже имеется посольство?
- Нет, сэр, только почтовый ящик.
- И мы все в него поместимся??
(Ваймс и Детрит о форшмаке, то есть фуршете)

- Нам понадобится большая железная бочка. В которой мы будем жечь всякий хлам. Мы будем стоять вокруг большой бочки и греть руки. Чтобы люди видели: мы - официальный пикет, а не толпа каких-нибуль отморозков. Мы будем греться, и отморозками нас никто уже не назовет.
(Шнобби)

- Ты, Детрит, будешь атташе по культуре.
- Сэр, вы не пожалеете об ентом, сэр!
- Очень хотелось бы надеяться.
(Ваймс и Детрит)

Нет в мире силы, которая смогла бы помешать Сибилле величаво прошествовать через всю пещеру. Эта женщина умела шествовать. Люди, мимо которых она шествовала, еще долго приходили в себя.

- Куда мы направляетмся?
- Никуда.
- Давненько я там не бывала.
(Ваймс и Шелли)

Особую бдительность стражники демонстрируют после кражи. Хитрые, как лисы, острые, как ножи... Мы спали?! Да никогда! Чтоб мы глаза сомкнули?.. Я - стражник. Я знаю, насколько скучно бывает что-нибудь охранять. (Ваймс)

Секс в некотором роде сродни кулинарии. Люди им увлекаются, периодически покупают книги с замысловатыми рецептами и интересными картинками, иногда, особо проголодавшись, устраивают в своем воображении настоящие банкеты, но в конце дня с удовольствием соглашаются на обычную яичницу с чипсами. А если к этому добавить еще половинку помидора, то ужин считается совсем уж роскошным.

Новость, сообщающая о том, что невиновным нечего опасаться, гарантированно заставляет трястись от ужаса любого невинного человека.

Вопить и звать на помощь Ваймс не стал. Он был в камере. Значит, кто-то посадил его в эту камеру. И кто бы это ни был, вряд ли его интересовала точка зрения Ваймса на сей счет.

- Кровь животных способна заменить человеческую?
- Примерно как лимонад способен заменить виски.
(Ваймс и Марголотта)

Неужели здесь совсем нет людей? Разве в лесу нет углежогов, лесорубов и... маленьких девочек, относящих пирожки бабушкам?
(Ваймс о сельской жизни)

- Если бы мы вырубили вишневый сад, то могли бы устроить площадку для катания на роликах.
- Нет.
- Или оранжерею, где выращивали бы ананасы.
- Нет.
- А если бы мы переехали в Здец, то на вырученные от продажи усадьбы деньги...
- Это наш дом. Дом утраченных иллюзий и несбывшихся надежд.
(Разговор трех сестер)

- Я умру?
- ВОЗМОЖНО.
- Возможно? Ты что, теперь стал появляться тогда, когда люди, возможно, умрут?
- С НЕДАВНИХ ПОР - ДА. НОВЫЕ ВЕЯНИЯ. ВСЕ ИЗ-ЗА ПРИНЦИПА НЕУВЕРЕННОСТИ.
- А что это такое?
- Я НЕ СОВСЕМ УВЕРЕН...
(Ваймс и Смерть)

- Ты мне поможешь?
- СКОРЕЕ ВСЕГО.
- И когда?
- КОГДА БОЛЬ СТАНЕТ ОСОБО НЕСТЕРПИМОЙ. ИЗВИНИ, Я ВДРУГ ПОНЯЛ, ЧТО ТЫ ЖДАЛ НЕСКОЛЬКО ИНОГО ОТВЕТА.
(Ваймс и Смерть)

Всего десять лет назад суд физическим испытанием здесь заменили судом юристов. И то, только потому, что суд юристов зарекомендовал себя более беспощадным.
(Моркоу о правосудии в Убервальде)

- Только скажите, и я сразу стрельну.
- О, боги, только не здесь. Мы же в замкнутом пространстве.
- Когда я спущу курок, сэр, оно мигом разомкнется.
(Детрит и Ваймс)

Всякие должностные инструкции и правила поведения - это отлично. Но сначала сделай так, чтобы твой противник лежал и не рыпался.
(Ваймс о драке Моркоу и Вольфа)

- Это коронация, Сэмуэль, на нее в чем попало не приходят. Одевайся и побыстрее. Не забудь шлем с плюмажем. Шлем. С плюмажем. Запомнил?
- Только не красные рейтузы. Умоляю.
- Даже слушать не хочу.
(Сибилла и Ваймс)

- Но все будет в порядке, правда?
- Сэм, моя семья веками плодилась, чтобы плодиться. Это аристократическая традиция. Конечно, все будет в порядке.
(Ваймс и Сибилла)

Ваймс знал: ему недоставало ловкости, безумной неистовой злобы. Рано или поздно его мозг встрянет в драку, и это убьет его.
"Может, - предложил мозг, - меня стоит задействовать с самого начала?"

- Это мои помидоры. Триумф современной игоретики. Они вырастают до гигантских размеров.
- Только потому, что пожирайт другой овощ!
(Игорь и Игорь)

Следующий век станет веком биомахинаций. Скоро уже не придется кромсать старые тела. Это просто станет немодным.
(Молодой Игорь)



Следующая страница: Шляпа, полная неба

    • Начало   • Терри Пратчетт. Плоский мир   • Пятый слон  

    © Tatsel.ru, 2000-2013. Интернет-проекты: дизайн, программирование, сео. о проекте   карта сайта   обратная связь