Плоский мир Терри Пратчетта Tatsel.ru
Они носят настоящие остроконечные шляпы и ставят всякие загадочные буквы перед своими фамилиями, так что они знают, о чем говорят.


Терри Пратчетт
Плоский мир

Цвет волшебстваБезумная звездаТворцы заклинанийПирамидыДамы и ГосподаК оружию! К оружию!МаскарадПоследний континентПятый слонШляпа, полная неба



Ведьма? Мистика? Магия?
Это не то, о чём вы подумали.
Сыщики? Убийства? Детектив?
Уже теплее, но не торопитесь.
Любовь? Поцелуи? Романтика?
О, нет, вы опять ошиблись.
Всё совсем не так. Или?

Разбирайтесь сами:
Ведьма в лесу
Татьяна Латукова
«Ведьма в лесу»
Читать/скачать





Терри Пратчетт. Последний континент. Цитаты и афоризмы

Подушки – лучшее средство от любых жизненных невзгод, - авторитетно сообщил Чудакулли, человек, никогда не знавший, что такое болезнь.

- А вот у меня, по-моему, никаких родственных связей среди приматов нет, заумчиво произнес главный философ. – Иначе бы я точно знал. Получал бы приглашения на свадьбы, крестины и прочее. И родители объясняли бы мне: «Не обращая внимания, дядя Чарли и должен так пахнуть».

- Хотел измерить библиотекарю температуру, но тот его, кажется, укусил.
- Укусил? С градусником во рту?
- Не совсем. Но данный вопрос очень точно вскрывает причину состоявшегося, гм, покусания.

- Личинки-червячинки! Чем больше накопаю, тем больше наловлю! Чем больше наловлю, тем больше гадов съем! Чем больше гадов съем, тем буду здоровее! И всех победю! И всех победю! (Ринсвинд)

Думминг знал, что совершает серьезную ошибку, показывая Чудакулли невидимые писания. Один из основополагающих принципов гласит: никогда, ни при каких обстоятельствах не следует допускать, чтобы работодатель понял, чем вы, собственно говоря, с утра до вечера занимаетесь.

Нечто опробованное очень быстро начинает казаться невозможным, однако становится таковым лишь по прошествии некоторого времени. Это время уходит на то, чтобы примчались вечно занятые причинно-следственные законы и изобразили все так, будто невозможное было невозможным с самого начала.

Подход Чудакулли к менеджменту можно было представить в виде простой бизнес-схемы. В верхней части изображался кружок с надписью «Я, который отдает приказы», и от него тянулась линия вниз к большому кругу под названием «Все остальные».

И вообще, вокруг очень много организмов, построенных по одной и той же схеме. Куда ни глянь, везде какая-нибудь сложной конструкции трубка с двумя глазами и четырьмя руками, ногами или крыльями. Иной раз, правда, попадается рыба. Или насекомое. Ну хорошо, паук. Время от времени встречается странность вроде морской звезды или угря. Но в общем и целом ограниченность природных дизайнов налицо. Где же они – шестирукие, шестиглазые обезьяны, весело катящиеся по ветвям под пологом джунглей?
(Размышления Думминга Тупса)

Палеонтология, археология и прочие костедобывающие науки не вызывали в волшебной среде особого интереса. Волшебники смотрели на это следующим образом: раз что-то закопали, то не без причины. И что это была за причина, гадать нет смысла. А раскапывая разные древности, рискуешь нарваться на их нежелание быть вновь закопанными.

Теоретически, в его распоряжении были все книги вселенной. На практике же это означало, что вероятность обнаружения нужной информации сводилась практически к нулю, - в чем и кроется тайная задача всех компьютеров.

Человек сидит себе в каком-нибудь музее и пишет безвредную книгу по политэкономии. А потом ни с того ни с сего тысячи людей, которые в глаза эту книгу не видели и не читали, вдруг начинают гибнуть – а все потому, что те, кто ее читал – не поняли шутку юмора.

- Помню, еще в студенческие времена, - сказал профессор современного руносложения, - старик Глотяга повел нас в экспедицию. Экспедиция была затеяна в целях поиска Потерянного Читального зала. Три недели мы там бродили. Уже начали собственные башмаки грызть.
- И как, нашли потерянный Читальный зал? – поинтересовался декан.
- Нет, только останки предыдущей экспедиции.
- И что?
- Съели их башмаки.

- Это стало результатом тривиальнейшей ошибки в билокационном чудотворстве…Такую может совершить любой.
- Но совершил, еси не ошибаюсь, ты, - парировал Чудакулли, чья память славилась своей способностью неожиданно выкидывать всякие мерзкие коленца.
- Но как член коллектива, - подчеркнул Думминг.

При достаточно настойчивом поиске в дальних уголках Университета можно было найти специалиста по чему угодно. В том числе специалиста по нахождению специалистов.

Логика – замечательная штука. Однако против человеческого мышления она бессильна.

- Вот ты, к примеру, господин Тупс, можешь объяснить, как сохраняют свою форму сосиски, когда с них снимешь шкурку?
- Что? О чем это ты? И с какой стати мне это знать?
- Вот-вот. Не зная даже такой мелочи, ты претендуешь на понимание устройства вселенной.
(Профессор современного руносложения и Думминг Тупс)

Кто станет тебя читать, если все, что ты можешь сообщить по возвращении из экспедиии, это что ты потерпел кораблекрушение и два года жрал всяких морских гадов? Нет, надо обязательно сдобрить рукопись рассказами о людях, которые ходят на одной большой ноге, о Стране Большой Сливы и прочим из серии бабушкиных сказок.

- Доживи до моих лет, юноша, и ты поймешь: когда находишь нечто, благодаря чему открываются поразительные возожности с перспективой революционно изменить к лучшему жизнь рода человеческого, - в таких случаях лучше всего закрыть крышку и притвориться, будто ты ничегошеньки не видел.
(Главный философ – Думмингу Тупсу)

Между создателем и богом большая разница. Работа создателей не из легких, ведь они создают места. А богов создают люди. Это многое объясняет.

Кстати, о покрываемости. Жизненно важно, чтобы большая часть волшебника была закрыта, чтобы не пугать девушек и лошадей.

Волшебник без шляпы – это всего-навсего человек в подозрительно женском наряде. Волшебник без шляпы – никто и звать никак.

Большая часть преподавательского состава боялась домоправительницы как огня. Госпожа Герпес обладала загадочными, непостижимыми для волшебников способностями – к примеру, она могла сделать так, что постели оказывались застеленными, а окна – вымытыми. Волшебник, который своим полыхающим энергией посохом направо-налево крушил страшнейших монстров, пришельцев из далеких регионов вселенной, - такой волшебник, взявшись не с того конца за перьевую пылеубиралку (или как там оно называется?), мог серьёзно пораниться. Но по одному слову госпожи Герпес бельё стиралось, а носки штопались.

Стоит найти удаленный от всех и вся, прелестный, дикий уголок, как неизменно выясняется, что какой-то любитель географии уже успел здесь побывать и все испоганить. Некогда по делам чрезвычайной скрытности Ринсвинда занесло в Морпоркские горы. И что он там обнаружил? Дальняя стена самой глубокой пещеры оказалась сплошь изрисована плодами вдохновения какого-то вандала: корявыми буйволами и антилопами. Но, мало того, вандалы оставили после себя кучи мусора и старых костей. Некоторые абсолютно не умеют вести себя в общественных местах.

Волшебники были людьми цивилизованными, образованными и культурными. И, оказавшись на необитаемом острове, они не растерялись, а мгновенно смекнули: перво-наперво следует найти стрелочника.

- Рано или поздно появится корабль. Кроме того, господа, за нашими спинами многие годы Университета. Представители примитивных народностей без труда выжили бы в этом райском уголке. Но мы, в отличие от наших неотесанных предков, вооружены знаниями!
(Чудакулли волшебникам)

- Тебе нужны определения? Хочешь, называй это чертовским многомерным шарниром локализованного фазового пространства. Или просто песней.
(Кенгуру Скрябби Ринсвинду)

- По идее, построить лодку легче легкого. Лодки строят даже люди, что протыкают себе носы всякими косточками. Мы же конечный продукт тысячелетий просвещения. Неужели нам не по силам будет построить какую-то жалкую лодку? Надо всего лишь прочесать остров и найти книжку, озаглавленную, к примеру, «Как сделать лодку. Практическое пособие для начинающих».
(Декан – главному философу)

Декан бросил взгляд на домоправительницу. Госпожа Герпес элегантно ела банан – фокус не из простых.

- Зачем нам их оружие?
- Скинем за добрую цену.
- А с телами что будем делать?
- А ничо. За них и гроша ломаного не дадут. (Ринсвинд и Безумный)

Воскликни какой-нибудь бог: «Да будет свет!» - именно волшебники первым делом поинтересуются: «А зачем? Лично нам и в темноте неплохо живется».

Это же удивительно, сколь последовательно и неизменно влияют на людские судьбы удаленные на миллиарды миль и выстраивающиеся в определенном порядке плазменные шары, на большей части которых о существовании человечества и слыхом не слыхивали.
(Об астрологии – способе увивания от настоящей работы)

Если ты наступаешь на какого-то муравья, значит, ты на него уже наступил, так что, если ты снова на него наступишь, это будет как бы в первый раз, ведь ты наступаешь на него сейчас, потому что когда-то уже наступил. И это когда-то и есть сейчас.
(Чудакулли о парадоксах путешествий во времени)

Однако, всему есть пределы. Свободомыслие – это, конечно, здорово, но нельзя же думать все, что тебе заблагорассудится.

Пару минут, испытывая некоторое чувство вины, он поразмышлял, а не сотворить ли еще пару-тройку звероящеров – пускай бы сожрали непрошенных гостей, пока те не стали слишком надоедливыми, - но потом отбросил мысль, как недостойную современного и передового божества.

Ринсвинду срочно нужна была карта. Не географическая (хотя и она бы не помешала), а карта, по которой можно было бы определить нынешнее местоположение его «крыши».

- И кто будет испытывать?
- Мы решили, что на данной стадии программы стоит привлечь к ней казначея.
- Он что, вызвался добровольцем?
- Пока нет, но мы в него верим.

Я хотел появиться перед вами в виде, который вы, люди, считаете божественным, - объяснил бог. А длинная борода и ночная рубашка считаются в таких случаях непременными атрибутами. Неужели какая-то растительность на лице должна внушать почтение? Не говоря уже о ночной рубашке…

- Когда ты наберешься жизненного опыта, то наверняка согласишься со мной: нет ничего опаснее, чем бог, у которого куча свободного времени…
(Чудакулли Думмингу Тупсу)

Волшебники, столкнувшись с опасностью, сразу начинают спорить: с какой именно опасностью они столкнулись? К моменту достижения консенсуса опасность или доходит в своем развитии до такого состояния, когда альтернативы очень и очеь четко обозначены, так что остается или уцепиться за одну из них, либо погибнуть, - или ей становится скучнои она отправляется на поиски клиентов позанятнее. Даже у опасностей есть гордость.

- Разве ты не мечтаешь о том, чтобы создать существо, способное размышлять о вселенной? – спросил Думминг.
- Боги меня упаси, вот чего мне точно не надо – чтобы всякие любопытные твари совали нос в мои дела! – раздраженно оборвал его бог.

Согласно понятиям госпожи Гермес, боги были существами социально приемлемыми – по крайней мере, если у них наличествовала человеческая голова, и они были одеты. Боги котировались чуть выше первосвященников и примерно наравне с герцогами.

Не уверен, что одобряю данное поведение, - надменно произнес Чудакулли. – Боги и смертные женщины. Знаем мы эти истории. Наслышаны.

- Думминг сидит с правой стороны от бога. Из чего следует, что он с технической точки зрения ангел.
- Никакой он не ангел. Думминг боится высоты.

- Он что, может творить чудеса?
- Точно не знаю. Когда мы уходили, они с богом как раз обсуждали, как изменить задницу бабуина, чтобы сделать ее крайне привлекательной для самок.
- По моим понятиям, это вполне тянет на чудо, - признался Чудакулли.

Все-таки, есть же какая-то вероятность, что, смешав забродившее пиво и овощи, получишь…
Нет, такой вероятности нет. Ты получишь соленую, отдающую пивом коричневую массу.

Что бы там ни говорили, а коричневое варево было вполне даже ничего. Главное – не верить своему рту, который обзывает то, что съел, всякими дурными словами. Главное – есть дальше. Масса питательных витаминов и куча минералов. Так часто бывает: на вкус жуткая мерзость, а на деле…

Стать дизайнером слизи в планы Думминга как-то не входило, но каждый должен с чего-то начинать…

Теперь к нему прислушивался сам бог – есть надежда, что к задаче создания разума подойдут, наконец, разумно.

Воняло прилично, а это одна из самых характерных примет цивилизации.

Любой опытный путешественник очень быстро познает одну простую истину: так называемых «местных деликатесов» следует избегать всеми возможными способами.

- А правда, что, когда умираешь, перед тобой проносится вся твоя жизнь?
- ДА.
- Мерзость какая. Даже думать об этом неприятно.
(Ринсвинд и Смерть)

ПЕРЕД ТЕМ, КАК ЧЕЛОВЕК УМРЕТ, ВСЯ ЖИЗНЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРОХОДИТ У НЕГО ПЕРЕД ГЛАЗАМИ. СОБСТВЕННО, ЭТОТ ПРОЦЕСС И НАЗЫВАЕТСЯ «ЖИЗНЬЮ». (Смерть)

Бывают моменты, когда паника должна быть взвешенной, рассчитанной, продуманной. Сейчас он находился в абсолютно безопасном месте. Да, это камера смертника, но именно поэтому (по крайней мере, в ближайшие часы) здесь не могло произойти ничего плохого.

Правильно составленный циркуляр бьет не хуже огненного шара, зато куда дольше.

- А как вообще отличить акулу от тунца? – послышался голос главного философа.
- Можно по пути в пищевод попробовать пересчитать зубы, - пожал плечами Думминг.

Одно из основополагающих правил выживания везде, на любой планете, гласит, что людей, одетых в черную кожу, лучше не раздражать. Наверное, именно по этой причине защитники прав животных никогда не обливают краской тех же скинхедов.

Ринсвинд посетил изрядное число карнавалов – как правило, пробегая мимо.
Хотя Ринсвинд на протяжении своей бурной жизни изрядно поколесил по Диску, воспоминания о местах, где он побывал, всегда были примерно одинаковыми: что-то сильно смазанное. Не потому, что он был таким забывчивым, и из-за высокой скорости передвижения.

- Все? Надеюсь, теперь-то я умер? – донесся откуда-то голос декана.
- Ты пока жив, - сообщил Думминг.
- Проклятие. Ты в этом уверен?

- Нам предоставлена ценнейшая возможность, - заявил Чудакулли.
- Что верно, то верно, - буркнул декан.- Не всякому выпадает шанс умереть от голода на унылом и бесплодном континенте за тысячи лет до собственного рождения. Нам ни в коем случае нельзя опозориться.

- А почему он пошел именно в тюрьму?
- Всех политиков сразу после выборов мы отправляем в тюрьму. А вы разве нет?
- Но зачем?
- Очень экономит время.
(Ринсвинд и Найлетта)

Волшебники сомневались, сомневаются и будут сомневаться в правильности устройства вселенной, но почему-то свои вопросы они неизменно адресуют другим волшебникам и при этом ничуть не интересуются ответами.

- Нога женщина не должна ступать в университет! На этих дамочек никакого шерри не напасешься!
(Декан Университета континента ХХХХ)

Даже если бы сейчас волшебники отбивались огненными шарами от всяких тварей, лезущих из Подземельных Измерений, госпожа Герпес все равно спросила бы нечто вроде: «Господа, что, возьникли какие-то затрюднения?» Она любила, чтобы ее информировали о таких вещах.

Чтобы заклинание подействовало, нужно, чтобы где-нибудь неподалеку вертелся подходящий дождик. Более того, всякий предусмотрительный волшебник, прежде, чем сотворить заклинание, обязательно удостоверится, что в направлении того места, где он находится, уже движутся тяжелые, желательно свинцовые с виду облака.

- Неделя-две до Фиглифьорда – и мы практически дома, - произнес Чудакулли.
- Во всяком случае, на нужном континенте, - уточнил декан.

Когда ничего не происходит – хуже этого нет, потому что потом все ка-ак навалится! Непонятно почему, но так устроена жизнь.



Следующая страница: Пятый слон

    • Начало   • Терри Пратчетт. Плоский мир   • Последний континент  

    © Tatsel.ru, 2000-2013. Интернет-проекты: дизайн, программирование, сео. о проекте   карта сайта   обратная связь